Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:21 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
16:13 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
А ещё у нас есть своё "ну не на людях же!".)) Не уверен, есть ли у нас рабочее собирательное название, ну там, выраженная в слове идентичность - а "нуненалюдяхже" точно есть!)
Послушать некоторых, так у неопределённого круга значимых штук, вроде садизма, репрезентации есть на каждом углу и в избытке. И всем уже надоело, зачем опять об этом писать, банально же!

14:38 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Ещё из уютно-культурного, буквально на прошлой недели встречался:
Есть оценочная позиция, что если персонаж-"злодей" является "злодеем" "потому что", без обоснуя к этому - это непроработанность характера.

14:19 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
14:17 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Ну и да.))
Если у желания, например, разъебать мир есть причина, то эта "причина"="проблема".)))) Травма уже по факту того, к чему ведёт, угу.) Потому что есть же вещи, которые не захотят не по травме.))

14:13 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Бытие тем, кому сущностно что-то "признанно неправильное", например хотеть что-нибудь разрушить, регулярно утыкается вот в такую граблю:
Вот человек ловит в себе естественное напряжение желания самопрезентации; человек не рефлективен, и вообще слов таких не знает, он просто нащупывает выражение этого желания; хочет чего-то, находит это и делает; делает что-то, его выражающее, или называет себя как-то, что его выражает, или ведёт себя "как такой-то".
И в ответ очень штатно происходят две вот какие хрени, особенно прекрасные именно в сочетании:
Во-первых, затыкают. Мешают реализации напряжения. Вполне естественного, если речь о собственной видимости, о выражении себя существующим.
Во-вторых, начинают искать проблему. Чего-то, что спровоцировало на "неправильное". Какое-то "что-то не так", которое есть, и из-за него всё.
И нередко, а при достаточной психологической эрудиции ещё и прямым текстом, аспект проблемы находят - в каком-то мутном неразрешенном напряжении.) Да-да, том самом, которое в пункте раз.)
И даже когда у желания "признанно неправильного" есть какие-то ещё первопричины, не важно, травматические или нет, это не отменяет хорошие шансы на вот эту прекрасную закольцованность: когда напряжение от недостатка видимости твоей (например) агрессии определяется как причина, побуждающая на агрессию. Что само по себе уничтожает часть видимости, создавая представление агрессии как более реактивной(и менее сущностной), чем она есть. Что _почему-то_ мешает жить даже тогда, когда агрессия _правда_ реактивна - на каком-то другом уровне, не на том, где ей в причины назначается напряжение от её же невыссказанности.)

09:32 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
О.
А у меня есть рабочий вариант о том, что же делает панику из-за случайных оговорок, если не абстракция "стыда".
Это, похоже, от того, что я говорю что-то, что меня же травит. Как может потравить логически верная убедительная чушь, если ты чувствуешь засаду, но от тебя ускользает, почему чушь; или как токсичная для тебя, но агрессивно привязчивая песня. Так как говорю я, и говорю в своей искренности, то дистанция со сказанным очень близкая, и то, что будучи прочитанным так не сделает - может очень сильно отозваться. Особенно когда там достаточно "ничего такого", что нет социального инструмента насыщенно донести там же что ты ВООБЩЕ НЕ ИМЕЛ ЭТОГО ВВИДУ, нет, не потому что о тебе не то подумают, и не потому что нельзя никогда ошибаться, а потому что нужно эту дистанцию со сказанным экстренно нарастить.

06:18 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Собственно, из "самоочевидного", но мною ранее не проговоренного:
Сопротивление среды не заканчивается с обретением устойчивой защиты к направленному в тебя мнению окружающих. Ни чёткая враждебность любому дискомфортному мнению посторонних, ни непоколебимая готовность осаживать/оставлять своих знакомых, не важно насколько близких, в случае их попыток транслировать в тебя ненравящееся - не защищает полностью.
Социальное давление - всё равно есть. И ещё больше не слушать других против него не помогает.)

20:43 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Существует расхожее представление, делающее вид, что оно - единственное, нужное для описания человека, активно ориентированного на цель и/или естественно инструментализирующего своё окружение.
Что-де есть мир, такой красивый и многогранный, а есть редиска, которая либо сузила мир до своего целеполагания, "цель затмила всё", либо с самого начала и целиком "не в порядке" - не может быть в контакте с той самой красотой и многогранностью мира, не ограниченной тем, чего мир может дать.

По самонаблюдениям, продравшись через назначение мне мотиваций, замечаю:
Целеориентированная инструментализация не "сужает" восприятие мира, а наоборот, является опорой, базой взаимодействия с миром, от которой взаимодействие можно расширять.
Во-первых, целеориентированная инструментализация - то, что _остаётся_, когда "всё плохо", нет сил замечать вкусность печенек и прочьих бабочек с цветочками. А вот получить удовлетворение от анлокта(хм) аччивки - да. То, что позволяет набрать "эмоциональных сил" даже из минуса.
Во-вторых, она остаётся опорой, "скелетом" присутствия в ситуации когда "всё хорошо". Когда, по ходу улучшения ситуации и моих в ней кондиций, инструменты к цели обрастают массой опциональных, приятных и подкармливающих параметров. В какой-то момент акцент внимания смещается с инструментальной/про-целевой составляющей - на эти опционалии, но именно потому что с подходящестью инструментов и достижением целей и так всё в порядке, и можно добрать чего-то ещё. При вырывании из яркой ситуации ответа(или чувства наличия этого ответа, это не про рефлексию)) на вопрос "чего я этим себе беру" - яркость ситуации для меня рассыпается. Рассыпается, если попытаться изнасиловать что-то красивое попыткой "а с этого момента просто быть в этом", без опоры на то, что я чего-то получаю, беру, добиваюсь. В том числе если затрудняюсь сказать, чего именно - это как раз ничему не мешает.

Пожалуй, я очень устал от попыток меня убедить, что сведение мира в прямую до конкретной задачи - синоним неконтакта с миром. И для контакта нужно перестать так делать, ага.
Гораздо, гораздо раньше, чем понял, от чего так устаю.

16:30 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
У наезда про "считают, что им все должны" - запах универсалии "сфигли кто-то ещё не разочарован там, где разочарован я?!".
Даже если разочарованность - наиболее эргономичный выход, и те, кто не, не получают от этого чего-то дополнительного. Просто имеют ресурсную привилегию, позволяющую им разочаровываться позже, или не разочаровываться вообще. И продолжать нести издержки своей неразочарованности.

10:12 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Так называемый "фанатизм" - форма решительного обращения с собственной способностью распределять по миру внутреннее чувство авторитетности.
Да, для того чтобы не думать, когда это сложно, эта решимость тоже используется.))
А делается это об тот же навык, которым вся авторитетность вытаскивается из внешнего мира и сосредотачивается на себе. Или на области знаний/способе мышления/парадигме.

06:35 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Что-то мне подсказывает, что в понятии добровольности социального конструирования не меньше, а больше, чем в том же понятии болезни. Но, пожалуй, меньше, чем в критериях красоты.
И разбор того, что значит "нет", что значит "да" и достаточно ли это "да" выражено для того чтобы был секс - делают это конструирование ближе к сфере личной рефлексии, но не то чтобы отменяют.

05:48 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Кстати.
Занятна сама тема с доказательством беспомощности.
Когда доказать беспомощность - это такой ракурс оценки опыта. Не "честная" экзаменация, когда отдельно существуют критерии прекрасного и правильного в голове оценивающего, отдельно ситуация, и одно с другим сравнивается. А когда базовая посылка - беспомощность собеседника, или возможность такой беспомощности, и этому ищутся доказательства.
Занятно, когда это ни для доказывающего, ни для его, хм, собеседника не звучит прямой атакой.)) А звучит, насколько я наслышан, формой заботы.)))

А делают такие штуки, в первую очередь... Занижают планку желаемого, пожалуй. То "даже не пытайся", которое срезает векторы освоения.

Да, а я своё аналогичное действие заботой никогда не считал!)) Дальнейшее покровительственное - пожалуй, но не это. С другой стороны, именно от это я увидел, насколько вкусно и уютно можно конкретную персоналию покровительственно заботить... Хм.
Не, при срезанных внутренних ощущениях перспектив чужие-дарованные вызывают ощутимо больший отклик, по идее.)) Хорошая, замкнутая сама на себя схема.) Со своим специфическим балансом, если речь всё-таки о том, чтобы эффективность в определённых областях - была.)) А не только о том, чтобы иметь у себя хорошо запуганную люстру.)

05:26 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Продолжая тему угроз, думаю, при актуальных методах воспитания))) весьма актуален специальный, контрящий их "психологический навык": умение разносить проигрыш реалиям и проигрыш обещанию.

Когда долго-долго чем-то страшают, и это оставляет за собой опыт поражения, этот опыт поражения реален.
А вот к событиям, предполагающимся на месте угроз, он отношения не имеет примерно никакого.)) Даже если можно притянуть за уши доказательства обратного.

Возвращаясь к моему же предыдущему примеру, по всему опыту моего взаимодействия со школьной системой можно предположить, что детский дом был бы чем-то аналогичным или хуже. Но:
С аналогичным я "справился", пусть это то "справился", которое пережил. Тут корректно считать потери, но не считать это доказательством беспомощности.))
А главное - опыта того, чем страшали, у меня нет. И уже не будет. И никакое косвенное не может мне этот опыт заменить, в частности - доказать мою несостоятельность в описанной ситуации. Мою уязвимость к социальному давлению насыщенная полемика на этот счёт доказать может))))), но это будет оставаться поражением _другого_ характера.)

07:23 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Соприкосновение со сложным и (потенциально) болезненным нередко подаётся, по сути, как привилегия.
Что-то цинично-достойное, до чего надо не допускать тех, кто не справляется*.
Что-то, что нельзя себе сознательно захотеть(потому что нельзя!), поэтому если ты пытаешься выбрать себе такое по недостаточно "серьёзным" причинам, то ты несознателен, ничего не понимаешь, и уже по факту этого не можешь за себя решать.
Что-то, что меняет человека только в какие-то определённые стороны, проживается только какими-то определёнными способами, а если в твоём случае так не поменяло и/или прожилось не так, значит либо опыт "поддельный"(не достаточный, не усвоенный, etc), либо это ты какой-то неправильный.
И вот если тебе к моменту разговора не довелось иметь опыт(вынужденный, разумеется) справляться с чем-то "хуже чем", то радуйся, ходи на цыпочках по людным улицам в светлое время(или живи в своём прекрасном безопасном и таком, наверное, прекрасном и насыщенном мире, ну что с такими случается!), а в эту сторону даже не смотри! Цени своё счастье быть фиалкой! И да, фиалка это ругательное слово, но ты всё равно цени!

*"Справляться"=вести себя одним из "правильных" способов. Из нестареющей классики, например - вынести это не жалуясь.
В параметрах, по которым "на глазок", вне тяжёлой/болезненной ситуации, вешают ярлык того, кто "справится", либо того, кто "не справится", я даже ковыряться не буду.=_=

03:52 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Невыполненные родительские угрозы, кроме всего прочего, могут стать почвой для опыта поражений. "На ровном месте".
Я ощущаю себя тем, кто не справился с отдаванием меня в детский дом. Именно потому что никто меня туда не отдал. Угроза была, угроза считалась как перспектива, и поверх этого невозможность "донарваться", а потом столкнуться с последствиями - мною ощущается как непрошенная поблажка, такая, которые делают из пренебрежения. "С этим ты точно не справишься". И не важно, что я не боялся, и хотел донарваться, раз уж столько обещают. Не случилось. Не справился. Не с тем, чтобы донарваться - а именно с самим содержанием угрозы.) Ну блин, это правда чётко сформулировали как предстоящее при моём поведении испытание!

17:24 

GN-36

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Не-смо-три-бель-но.))
Собственно, и не досмотрел далее чем до серидины.)
Впечатляющая своей спецификой решимость в начале серии, и зачинание сюжетной ветки про то, как бы её по-быстрее сбить.
И нет, тот мир никогда не фонил и не фонит таким подобных в настроениях. Решать за другого, как ему лучше себя идти - могут, делают.)) Но делают от собственной воли, или от собственного поиска(в том числе проёбанного, когда делаешь не то, что нашел и решил, а то, что хоть чуть-чуть похоже на то, что можно было бы тут найти))), или хотя бы от вовремя надетой на уши чужой личной воли. Нормирования таких запахов там не было и в худшие времена. Инерции вместо воли - не было.
Грусть.
Мне было ценно иметь развивающуюся отсылку на близкое где-то вовне себя. Но теперь это уже... Не натягивается на возможные реалии, даже с усилием.))

В мире, который я знаю, у Эниси был живой шанс против Ширануи, а решимость на преодаление чего-то Особенного проверяется об вытягивание - или не вытягивание)) - хила шестым уроном.) Не потому что тебе по сюжету его туда положили, а потому что ты можешь. Или не можешь.))

@темы: CF!!V Anime

14:24 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
В тёмной этике, такой, какой её знаю я, на данный момент существует одно занятное слепое пятно:
В ней нет инструмента для замечания и проблематизации неравенства сил не в твою пользу, или не в пользу того, кому ты сочувствуешь. В идеале ещё и для того, чтобы в рефлексии этого состояния находить опору.
Пример подобного инструмента - понятие справедливости.

В этически-однородном пространстве такой инструмент просто не нужен: либо ты справишься и уже поэтому ты сильнее, либо ты слаб и не увернулся, значит тебя можно, и это очень насыщенное смыслом "можно". Не факт, что тебе в процессе соприкосновения с поражением есть до этого дело)))), но "неправильности мира" в этом нет.
"Неправильность мира"(а точнее, доменный конфликт) происходит тогда, когда побеждающий активно не мыслит себя в терминах насилия, и не от того, что красиво это вытеснил.)) А от того, что он правда не про насилие. Поражение такому - "неправильное поражение". Не триумф большей силы над тобой, а что-то странное.)
До какой-то степени, конечно, можно натягивать сову на глобус, а любое превосходство над тобой - на критерии превосходства большей силы. Взаимодействовать с превосходящим так, как взаимодействовал бы с не добивающим тебя сильнейшим; назначать победившей стороне должную меру насилия. Но и то, и другое - выматывает примерно настолько же, насколько выматывает та категория спасательства, которая "он просто запутался": какое-то время в это можно играть и подпитываться от этой игры, а потом латать собой разницу между представлением и не принимающей его реальностью становится слишком дорого.

Поэтому, вероятно, нужно что-то ещё. Причём не прямой перенос того же понятия "справедливости" внутрь этической системы, а то при попытке вкладываться в это представлением штатный отклик обычно получается одним из двух:
Либо всем "заранее надоело", ну сколько можно тыкать в обижаемых злодейчиков, все и так знают, что их обижают, тема банальна-с.))
Либо ракурс смещается с тёмной этики на что-то, менее противоречащее концепции справедливости. Персонаж как-то ненавязчиво оказывается "на самом деле хорошим/исправляющимся", или "просто политик/приключенец, этика вторична", или что-то ещё, в рамках чего мышление в категориях тёмной этики в любой момент можно объявить ошибочным.

Тема так же перекликается со "слабостью перед обстоятельствами", когда обстоятельства а) не персонифицированы/не "побеждающие"; б) истощают, а не атакуют. Засухи-ураганы-моры легко воспринимать как насилие, а вот истощение шахт...)))

14:52 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Вместо разбора, сторька в тему.
Где-то неподалёку от моего местного совершеннолетия приезжал я в другой город в гости к одному вдохновляющему меня человеку. Дня на три где-то.
Гостя там, по переписке зло разругался с родителем, до решения не иметь с этим человеком дела.
Неэтичность такой ссоры и такого решения никто там не отмечал, так что речь сразу не о "как так можно, родителижеволнуются, иди мирись!"; начало лета, жарко, у меня на руках около двадцати тысяч денег, возмущённый энтузиазм, примерный план к действию и готовность приключаться. Я собирался, закончив последний день у них в гостях, выйти за дверь и искать по городу, где бы вписаться, с твёрдым знанием, что это в принципе так работает, готовностью при необходимости пару дней ночевать на улице и настроем жить интересно и без устойчивых опор.
После чего партнёр того человека, к которому я приезжал, очень, очень настоял на том, чтобы я возвращался со всем этим в свой город. Потому что они же приглашали, они же отвечают, но нести ответственность за меня дальше не хотят, а я им её навяжу, если останусь. В городе. И с моей стороны будет крайне неэтично оставаться. Не рассчитывать на их дальнейшую помощь по факту приглашения и приятельства; не оставлять их последний звеном моего передвижения, о котором могут узнать умозрительные ищущие меня родители. Оставаться и искать в городе, как я теперь живу дальше. Потому что рисковано, а онижеотвечают раз пригласили, и эта "приглашенность" в эту поездку неотменима.=_=

13:41 

Гуманистическое обещание, или ни в коем случае не владейте болью!

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Здесь и теперь я попробую сформулировать один подавляющий культурный атрибут, узнанный и прочуствованный мной только в этом мире.
Гуманистическое обещание.
На уровне этической позиции звучит оно примерно как "никто не должен так страдать!". В более осознанной редакции - "никто не должен быть вынужден так страдать!", но грабля не в этом.
Грабля в том, что ярое несогласие с чем-то, присутствующем в мире, в позиции есть - а ответственного за реализацию этого несогласия в ней нет.
Это не ты объявляешь священную войну страданию. Это не ты ищешь и представляешь общность, объявившую священную войну страданию, к которой ты мог бы присоединиться, потому что в одиночку с этим, конечно, не справиться.
Это могло бы быть полноценным утверждением, что человек обязан не страдать, что на него возложена такая социальная ответственность. Так трактовать стартовую формулировку - рабоче, окружающий мир подыгрывает и одобряет. Но. Вот ты отказываешься играть в схему "социум обязывает меня не страдать, не страдать я обязан окружающим меня людям", вот ты отмахался от всех попыток навязать тебе именно эту игру - и этим ты НЕ оказываешься изолирован от базового посыла.
Потому что из него вытекает кое-что ещё. То, что я и назвал "гуманистическим обещанием".
Представление, что никто не должен так страдать, без ответственного за это не-страдание лица.
Представление, разлитое по площади, и делающее, по сути, одну базовую вещь: оно мешает знать, что твоя боль твоя, и насколько бы невыносимой она ни была, естественная ответственность за неё - твоя.
Оно мутно, но навязчиво обещает, что если станет невыносимо, тебе обязательно помогут. На тебе не будет ответственности за твоё страдание.
То есть не понятно, кто эту ответственность, с тебя снимет; ресурса на реализацию этого обещания - гораздо, гораздо меньше, чем самого обещания, и вырывается этот ресурс клещами из всех не увернувшихся; но на тебе этой ответственности не будет, правда!

Поэтому ты можешь никак не быть готовым справляться, даже если мог бы подготовиться. Зачем?
Поэтому если это обещание не выполняется вообще, то первым, вторым и третьим вектором часто оказывается не делать себя справляться, а нарастающее отчаянье от того, что никто не поможет. Конечно, если ты оказался в естественной ответственности, которую не тянешь, за этим тоже стоит отчаянье - но совсем другое отчаянье. Качественно иное.
Поэтому если это обещание выполняется частично, то остальное легче оказывается развидеть как потребность, чем взять на себя ответственность за то чтобы дальше делать себе лучше.

Соответственно, конфликтует это обещание - с любым присвоением боли, а ещё с тем, что может выглядеть со стороны присвоением боли.
Как с присвоением чужой боли, так и с присвоением своей.

Присвоение чужой я пока здесь даже трогать не буду, скажу только, что это огромный проебываемый кусок ресурса и смысла.

Присвоение своей же блокируется очень с развидиванием того, что оно блокируется. Поэтому это я очень хотел бы здесь разобрать, но, боюсь, здесь и сегодня я на этот разбор не способен.)

Нормализация насилия

главная