• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи без темы (список заголовков)
14:52 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Вместо разбора, сторька в тему.
Где-то неподалёку от моего местного совершеннолетия приезжал я в другой город в гости к одному вдохновляющему меня человеку. Дня на три где-то.
Гостя там, по переписке зло разругался с родителем, до решения не иметь с этим человеком дела.
Неэтичность такой ссоры и такого решения никто там не отмечал, так что речь сразу не о "как так можно, родителижеволнуются, иди мирись!"; начало лета, жарко, у меня на руках около двадцати тысяч денег, возмущённый энтузиазм, примерный план к действию и готовность приключаться. Я собирался, закончив последний день у них в гостях, выйти за дверь и искать по городу, где бы вписаться, с твёрдым знанием, что это в принципе так работает, готовностью при необходимости пару дней ночевать на улице и настроем жить интересно и без устойчивых опор.
После чего партнёр того человека, к которому я приезжал, очень, очень настоял на том, чтобы я возвращался со всем этим в свой город. Потому что они же приглашали, они же отвечают, но нести ответственность за меня дальше не хотят, а я им её навяжу, если останусь. В городе. И с моей стороны будет крайне неэтично оставаться. Не рассчитывать на их дальнейшую помощь по факту приглашения и приятельства; не оставлять их последний звеном моего передвижения, о котором могут узнать умозрительные ищущие меня родители. Оставаться и искать в городе, как я теперь живу дальше. Потому что рисковано, а онижеотвечают раз пригласили, и эта "приглашенность" в эту поездку неотменима.=_=

13:41 

Гуманистическое обещание, или ни в коем случае не владейте болью!

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Здесь и теперь я попробую сформулировать один подавляющий культурный атрибут, узнанный и прочуствованный мной только в этом мире.
Гуманистическое обещание.
На уровне этической позиции звучит оно примерно как "никто не должен так страдать!". В более осознанной редакции - "никто не должен быть вынужден так страдать!", но грабля не в этом.
Грабля в том, что ярое несогласие с чем-то, присутствующем в мире, в позиции есть - а ответственного за реализацию этого несогласия в ней нет.
Это не ты объявляешь священную войну страданию. Это не ты ищешь и представляешь общность, объявившую священную войну страданию, к которой ты мог бы присоединиться, потому что в одиночку с этим, конечно, не справиться.
Это могло бы быть полноценным утверждением, что человек обязан не страдать, что на него возложена такая социальная ответственность. Так трактовать стартовую формулировку - рабоче, окружающий мир подыгрывает и одобряет. Но. Вот ты отказываешься играть в схему "социум обязывает меня не страдать, не страдать я обязан окружающим меня людям", вот ты отмахался от всех попыток навязать тебе именно эту игру - и этим ты НЕ оказываешься изолирован от базового посыла.
Потому что из него вытекает кое-что ещё. То, что я и назвал "гуманистическим обещанием".
Представление, что никто не должен так страдать, без ответственного за это не-страдание лица.
Представление, разлитое по площади, и делающее, по сути, одну базовую вещь: оно мешает знать, что твоя боль твоя, и насколько бы невыносимой она ни была, естественная ответственность за неё - твоя.
Оно мутно, но навязчиво обещает, что если станет невыносимо, тебе обязательно помогут. На тебе не будет ответственности за твоё страдание.
То есть не понятно, кто эту ответственность, с тебя снимет; ресурса на реализацию этого обещания - гораздо, гораздо меньше, чем самого обещания, и вырывается этот ресурс клещами из всех не увернувшихся; но на тебе этой ответственности не будет, правда!

Поэтому ты можешь никак не быть готовым справляться, даже если мог бы подготовиться. Зачем?
Поэтому если это обещание не выполняется вообще, то первым, вторым и третьим вектором часто оказывается не делать себя справляться, а нарастающее отчаянье от того, что никто не поможет. Конечно, если ты оказался в естественной ответственности, которую не тянешь, за этим тоже стоит отчаянье - но совсем другое отчаянье. Качественно иное.
Поэтому если это обещание выполняется частично, то остальное легче оказывается развидеть как потребность, чем взять на себя ответственность за то чтобы дальше делать себе лучше.

Соответственно, конфликтует это обещание - с любым присвоением боли, а ещё с тем, что может выглядеть со стороны присвоением боли.
Как с присвоением чужой боли, так и с присвоением своей.

Присвоение чужой я пока здесь даже трогать не буду, скажу только, что это огромный проебываемый кусок ресурса и смысла.

Присвоение своей же блокируется очень с развидиванием того, что оно блокируется. Поэтому это я очень хотел бы здесь разобрать, но, боюсь, здесь и сегодня я на этот разбор не способен.)

23:12 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
02:05 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Недозакрытая боль в основе ценностной системы, с одной стороны, база для прекрасного сюжета про "не забудьте проуважать воющую в клубочке уязвимую часть хорошего человека, на ней же стоит вся его этика!", из примеров - "The Wanderers", которая серийка Вондера.)
С другой - зело кустистая точка для развидивания и шейма, в котором такая боль определяется как "травма", и факт её наличия как бы сам по себе достаточная причина для того чтобы на всякий случай не признать. Особенно когда речь не о "страдал и теперь помогает другим не страдать", а о чём-то менее нормативном.)

16:48 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Есть одно прекрасное передёргивание в этической сфере, звучит как-то так:

Отношение к тебе - вообще не сфера твоей ответственности, нельзя заставить к себе так или иначе относиться, итоговое решение всё равно чужое.
Но после всего что ты сделал тебя тут, разумеется, любить не станут, и ненавидеть тоже не станут, потому что ты мудак, с которым лучше вообще не связываться.

И засада НЕ в "не будут", как могут передёргивать при попытке как-то себя тут отстоять. НЕ в обиде из серии "ну я же уже пять минут играю по правилам, почему я по одному этому факту не получаю свой результат?!". Она в "не ты определяешь отношение к себе, а другой; но это отстранение от себя ты сделал сам". В прямой логической противоречивости посыла о том, кто за что тут отвечает.))

19:55 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Не служила - не топь.

11:31 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Во имя меня и Верлорена, какими глазами надо смотреть, чтобы увидеть в совращении/сломе праведных мальчиков, девочек и проч. зависть как главную мотивацию?)))) Там же чистая механика спасательства, оно же та самая бедная неразумная нипунечка, не понимающая главного! Та самая нипунечка, которая в зависимости от концепции спасателя "но может же стать сильной!", "но страдает и в глубине души хорошая!", "но может же думать головой!", и ещё много таких разных "но" на входе.) А на выходе, соответственно, "он_а же стал_а сильнее!", "он_а же встал_а на путь излечения" и так далее.))
Там снисходительность, хотя бы в редуцированных формах, и там любование собой-и-объектом-спасания как довольно неразделимая штука.) Конечно, такие игрища как бы намекают, что и у инициатора игрищ есть что-то незакрытое в тех степях, из которых он лезет вынимать другого. Но зависть?))) Лолшто?)))
А. И специально для любителей выводить из акта снобизма двойные стандарты. Видите в посте призыв так не делать? Правильно, его тут нет.))

06:13 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Расшевеливал я сегодня в себе какое-то количество прожитого, и расшивеливалось оно вполне "по учебнику" - с активным мотанием головой, вербальным и невербальным проживанием отказа. А сразу под ним лежит штука, чуть реже попадающаяся в учебниках.)) Чувство... Активного терпения? Что-то, что сочетает красивое выгибание буквой зю с полным отсутствием отказа.) Живое, моё и не селхфармное.

01:00 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
А на игромех практику это переводится как "удерживать это силой будет ощущаться кощунством", вне зависимости вон от заведомой предубеждённости. Интересно.) Творческое раскрытие силы, как ещё это можно назвать.))
Страаашные-страаашные делитёры, потом злостно насилующий мотивацию нагибательный стиль игры, а теперь - вот это.) :flower: И предложения, от которых нельзя отказаться вовсе не потому что они угрозы.))

00:41 

G3-21

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Смущательная серия, смущательный Ибука.)) Нежно тискать. :shame:

16:39 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Blumenkranz - песня-граница. Когда можно принять потерянн_ое потерянн_ым, а можно переплавить в только-свою живую боль, уже никак не связанную с утраченным, с каким-таким утраченным, почему ты грустишь?)

А мне Огму обещали!

@музыка: Андеграунд Данте

16:19 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Рыбка-потеряшка.

16:20 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Разница между "заигрыванием" со своими же войсками.
Принести в жертву = пустить на ресурс, взять всё, что получается взять, поступить так, как хочешь, и реакция на это априори бессильна(на момент реакции) и не важна, и может быть любой. Хотя обычно получается некоторый, вполне законченный диапазон.)
Залочить = "хороших детей должно быть видно и не слышно", сделать другого то самое "не отсвечивать", которое "не быть", запереть в нём как его волю к действию, так и его реакции на "всёженормальное" обращение. Запереть не чтобы подавился и откашливался, и острее проживал, а потому что пока не видно, нету, и проживания тоже по-своему нету.
Соприкасается это вокруг точки усталости от страха, когда в этом уже и страх не очень-то ощущается. И где-то в этой же точке при первом пути ловится, что что-то не так, и не попытаться ли расшевелить, ну просто потому что хочется.)) Да и сам от этого в окружении как-то устаёшь...

07:01 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Спать чтоле лечь.)))

06:33 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
И, чёрт возьми, это хороший бой.
Ы-ы-стрёмный, и жутко вкусный.)
Вот с такими штуками протыкучими!!)) Хотя статика не отражает, нужны гифки.))
И делитёросколопендра страшная!)))
И незанудно надругаться тут ещё суметь надо!))

@настроение: И три раза провирнул! Воистину ибо!

06:15 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
А ведь Ибука домессайный не просто человек культуры, не привыкшей развидивать. Он контрольщик, играющий за построенный на контроле клан.) Это мессая внёс в клан заигрывания со своими же войсками, и сделал и его, и Ибуку скучнее. А тогда в полный рост контрольское "противник сам решит каким будет его поражение", когда игрок-контроллер противника не просто видит, а ВИДИТ, и уже на этой стадии можно накрываться белой простынёй и ползти на кладбище.) Люблюнимагу хороших контрольщиков! Ибука редиска мутнопротивная, и цели у него дурацкие, а потом и методы тоже дурацкие, но хорошие контрольщики чаруют по факту, даже если они такие в прошедшем времени.))
А внёс при этом - развидивание как культурный феномен. Интересно.)

То есть это куда круче классического местного паттерна агрессивной логики: когда развидивают по факту того, что увидели твои аргументы и то, почему именно они ничего не стоят. Потому что в нём традиционно всё-таки силён дух логики-как-самоценности - той самоценности, которая перекашивает стиль игры, делает игру от собственных ценностей, а не от виденья противника. И получается ещё более нечестно, чем у Ибуки, у которого нечестное только целеполагание.) Там оно нечестно ещё и тем, что это не комба самоценности и контроля, где то и другое в каких-то пропорциях. Не-а.) Это самоценность, играющая на своём поле контролем, а на всех прочих самоценностью. Нечестно.=_=

04:20 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Ещё из интересных местных феноменов. Сильное бессильное воображение.)) Когда представление сильно, а бессилие либо часть его силы(Пикник часто такой), либо вектор(ЧКА)), либо и то, и другое.

03:51 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
...интересно, то, что в Гарридовском Акамие город пересоздают без особо яркой силы представления - это бага или фича?
Бага, по которой в этот мир просто сложно сильное представление внести, и при этом не огрести НЕНАВИСТИ.
Или фича, и автор имел ввиду сказать, что так всё равно можно и работает?
Или, как вариант, это я не в контакте и она там всё-таки была?))

Cкачать Оргия Праведников Путь во льдах бесплатно на pleer.com

02:27 

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Ахда, и раз уж речь об Ибуке.) (Который, при всём том, как раз хорошо воспринимал с кем сражается.))
Из концепций про слабостьэтогрех существование слабых не бессмысленно, а закономерно и, хм, нишево.)) Право на уничтожение их по желанию левой пятки - концепция права подкреплённого силой желания, в этом нет системного отсутствия права быть. Вот если бы между "я победил" и "тебя нет" там стояло/чувствовалось "я так хочу" - тогда другое дело.))
Из концепций уничтожения в ноль(а они достаточно крутые, чтобы ролять!)) - не важно силён или слаб был тот, кого теперь нету.) Был же.))
Разные хрени, совсем не сходящиеся в этой точке.)

00:56 

Delite end или небытие как победа

И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Есть между тем и этим миром одно существенное всепроникающее культурное отличие.
Отличие это не связано с каким-то конкретным дикурсом, с какой-то конкретной религией, с каким-то конкретным видением мира. Скорее оно про отношения между ними: между дискурсами, регилиозными, этическими и мировоззренческими концепциями.
И это отличие в том, что здесь результатом локальной культурной победы по умолчанию является локальное отсутствие других концепций. Не превосходство победившей концепции над другими, а отсутствие других.
А тот мир не добрее и не злее, но, возможно, немного агрессивнее в своей базовой культуре - в тех элементах общественного договора, которые всё-таки претендуют на универсальность.
Здесь безопасное пространство это когда проявлений враждебной концепции на нём нет и не может быть в принципе; там безопасное пространство это когда на нём ты в рамках этой концепции разумеется прав, у тебя за спиной правота всех разделяющих(в теории) и всех присутствующих своих(на практике), донесение чувств и идей происходит по вашим правилам, и если это не будешь делать именно ты, это сделает кто-то другой.
Т.е. запинать неправого там могут не меньше, чем тут.) И оказаться в ситуации, когда ты продемонстрируешь факт своего наличия, а против тебя встанут все присутствующие - там можно; в том числе можно оказаться в ситуации травли всем своим окружением. Просто ты не будешь "дополнительно неправ" просто потому что себя проявил.
Просто никто не будет разнимать спор через "ты всё равно ничего е_й не докажешь(, поэтому давайте в е_ё мире не будет твоей правды, а в твоём не будет е_ё, и это такой мир и компромис).
И факт признания существования других концепций, признание серьёзности этих концепций там - не атрибут "мирности", "дипломатичности" и "ну все по-своему правы". Просто по умолчанию они есть, раз они есть, и ну и всё.)) Понять не значит простить, понять значит знать как атаковать.
В полемике, опять же, гораздо меньше приёмов развидивания(и как маргинализации и высмеивания, и как "этого нет, не было и не будет никогда" как отправной точки спора-от-силы), и они - отдельный стиль и отдельная культура, см. загловок.) Самое смешное, что я-то из этого культурного контекста, бывало, несколько выбивался, как раз таки занимаясь маргинализацией окружающих. И да, это был странный, "нечестный" приём, с которым мало кто понимал что делать.))

К сожалению, мне сложно говорить о приёмах развидивания, о том, где именно оно в той культуре, которую я вижу перед собой - боюсь погрязнуть в частностях, когда это чувствуется чем-то очень общим и глобальным. Базовым.

...

главная