Судзугамори Рен
И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
А традиции судебной пытки там не было нигде и никогда. Конечно, преступника можно настойчиво спросить, где находятся его соучастники: но тогда, когда он уже однозначно, доказанно преступник, ну или когда окружающим плевать на Абсолютность справедливости, и важнее быстро получить информацию. А вот решать виноват ли человек по тому, как он реагирует на ситуацию допроса... Нет, какая-то логика в этом есть, здесь-и-сейчас я её вижу, но всё равно это так странно!

@темы: CF!!V-Вспоминательное