Судзугамори Рен
И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Секс не был чем-то полузапрещенным.
В частности, возрастного рейтинга на произведения с ним не стояло.
Возрастной рейтинг предполагался(не помню, стоял ли официально, но "детям это смотреть не надо!") на всём, где секс был вместе с чем угодно потенциально-травмирующим. Начиная со смерти героя "за кадром", но как проживаемый факт. Обоснуй - тематика секса обостряет "эмоциональный заряд" произведения, каким бы он ни был. В информационном пространстве, кстати, было много совершенно поняшной ванили, пастельной и в цветочек.
Критика тематики была того формата, что "жанр высокоэмоциональный, а значит низкоинтеллектуальный". Что было злостным передергиванием, разумеется: просто первое, по чему оценивалось удачность произведения, была его эмоциональная достоверность, и для преодаления "нижней планки качества" хватало только этого.
Любимая/самая шаблонная тема - пляски вокруг факта прикосновения. Допустим, в той же поняшной ванили в цветочек один из участников мог две трети произведения быть призрачной фейрёй, и только когда оба друг другу достаточно задоверяли становился вещественным.) В менее поняшно-ванильном часто обыгрывалось стекло, которое, в отличие от прошлого варианта, можно было разбить и неподумавши.)

При этом в рекламе тематика сексуальной привлекательности когда была, то к месту: когда рекламируемый товар мог относиться к сексуальной привлекательности непосредственно, например нацеленной на располагание к сексу одежды(не которая бельё, а которая особо что-нибудь подчеркивает))); такого было очень немного, целевой аудиторией были подростки, обычно конкретный ролик был адресован к представителям конкретного пола. И анонсы к фильмам.

И, как я уже ниже говорил, сфера оправданния сексуального насилия была уже, осмысленнее и с концентрацией на конкретном человеке и отношениях с ним, а не на "сексе вообще".
То есть не было такого, чтобы, допустим, внешний вид человека читался как сигнал "его можно". Обнаженным в общественных местах запрещено было быть по гигиентическим соображениям. Точно так же непристойной бы оказалась одежда без рукавов(можно отдельных от собственно одежды) в плотнонаселенном месте.
"Можно" было того, кто принимал ухаживания тебя и ещё нескольких людей одновременно: если ты с этими несколькими людьми договоришься и прийдешь к вашему общему объекту чувств выражать вашу любовь.)) Причем это "можно" предполагало аккуратность, ориентированность на удовольствие того, кто подвергается, и не било по его/её репутации. Там не было "жертвы", там было восстановление справедливости и прояснение отношений.))

@темы: CF!!V-Вспоминательное