Судзугамори Рен
И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Есть в этом мире такая почти качественная дружба. По дискурсу именно это часто ей и называют. Когда чувство локтя, все дела, пуд совместно съеденной соли, уваженьки, вера на слово и забив на бытовые вредные привычки друга. Отваливающаяся ровно в тот момент, когда тебе больше всего нужно от мира союзное участие, а в друге просыпается всякая очень своевременная рефлексия. Ну там, "а ведь по дружбе с ним я пытал ребёнка!".)