Судзугамори Рен
И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
...хочется своего "языка проблемы", на самом деле. Калька с правозащитного, иллюстрации откуда-то оттуда - нагляднее всего, чего я сейчас могу придумать на этот счёт, но не отражает же, нет тут связи иной, кроме той, что в правозащитной среде долгий опыт рефлексии и поднимания в видимость задвигания и нападения. И язык говорить об этом, который уже есть.