Судзугамори Рен
И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Не делать другому среду безопаснее, в том числе от естественности собственных проявлений, может быть жестом уважения, признания того, что другого хватает - справиться, что он в силах сам выбирать себе мир, даже если сам этого до конца ещё не знает.
Делать другому среду безопаснее, в том числе от естественности собственных проявлений, может быть жестом уважения, когда есть вербальный или эмоциональный запрос, и это признание, что вызова мира другой берёт для себя - достаточно, столько, сколько нужно.