Судзугамори Рен
И письмена взывают с пьедестала:«Я Озимандия. Я царь царей. Моей державе в мире места мало. Все рушится.»
Готовность на насилие - не привилегия.
Не знаю, почему это надо объяснять, когда подавляющее большинство художественной репрезентации несет в себе посыл "не будь таким, или результаты всех твоих усилий уничтожат и будут правы". Или старательно мешает смотреть на персонажей как на репрезентацию готовности на насилие. Часто - и то, и другое.