Судзугамори Рен
...лупи наугад благо в меня теперь хрен смажешь - цвета моего флага чернее твоей сажи.
Резо и Зелгадис.
Странная история, а?
Резо, показанный в мирном модусе, в финальном сезоне - феерически чуток. Он напрямую говорит с потребностями, надеждами, желаниями людей, он попадает в них - очень глубоко, и очень естественно.
Однако то, что Зелгадис его не поймёт, было неожиданностью. И можно это оправдывать: что это межродственное, а значит "другое"; или что "Шабронигдо толкнул под руку" - туда, где Резо _меньше видит_, ага, конечно.)

Санэтоси говорил, что весь мир кричал ему "спаси!".
Резо по его репутации - "святой человек", спаситель.

И этот спаситель известен как Красный Священник. И с рождения носит в себе Рубиноокого Шабронигдо. Носит - запечатанным в глазах.
Крокозябры крокозябристые.)))
Шабронигдо _и есть_ его глаза.
Не только в прямом смысле слова.
Полный контакт с чужой болью. С тем, чего эта боль хочет. Чего жаждет человек из предпосылки, что он отстраивается от своей боли.

А вот когда чужая боль хочет силы...)))
То это и моя история тоже. Ведь не важно - своей, чужой или "вообще". Главное, что силы.
И всё резко становится сложно.
Это ведь - самое-самое. Самое "наконец-то". То, что выводит из координат "спасения". То, ради чего.
И то, что с наибольшей вероятностью будет отвергнуто.)
Я так и не понял, из каких соображений. Но панически, и с подтаскиванием любых возможных переопределений этого в эксплуатацию. Так яро, что сложно самому в это не верить.)
Исключение, не убирающее настойчивый запах эксплуатации, но от чего не шарахаются с порога - сила-на-спасение. Камба. Покота.
Я, кстати, говорил, что мне признание авторства над Тафарасийской эпидемией с самого первого просмотра и до сих пор звучит враньём?)) Не потому что не мог, и не потому что не делал чего-то сопоставимого по неэтичности. А именно то, как это было сказано, с характерной заминкой. Так не трепет перед покоянием звучит, этого трепета там взяться не могло.) Так звучит подставление под новую боль - ту, что раньше над тобой не висела. "Да будет так".